Сенека. Нравственные письма к Луцилию. Письмо I

Сене­ка при­вет­ст­ву­ет Луци­лия!

Seneca

(1) Так и посту­пай, мой Луци­лий! Отво­юй себя для себя само­го, бере­ги и копи вре­мя, кото­рое преж­де у тебя отни­ма­ли или кра­ли, кото­рое зря про­хо­ди­ло. Сам убедись в том, что я пишу прав­ду: часть вре­ме­ни у нас отби­ра­ют силой, часть похи­ща­ют, часть уте­ка­ет впу­стую. Но позор­нее всех поте­ря по нашей соб­ст­вен­ной небреж­но­сти.

Вглядись-ка при­сталь­ней: ведь наи­боль­шую часть жиз­ни тра­тим мы на дур­ные дела, нема­лую — на без­де­лье, и всю жизнь — не на те дела, что нуж­но.

(2) Ука­жешь ли ты мне тако­го, кто ценил бы вре­мя, кто знал бы, чего сто­ит день, кто пони­мал бы, что уми­ра­ет с каж­дым часом? В том-то и беда наша, что смерть мы видим впе­ре­ди; а бо́льшая часть ее у нас за пле­ча­ми, — ведь сколь­ко лет жиз­ни мину­ло, все при­над­ле­жат смерти.

Посту­пай же так, мой Луци­лий, как ты мне пишешь: не упус­кай ни часу. Удер­жишь в руках сего­дняш­ний день — мень­ше будешь зави­сеть от зав­траш­не­го. Не то, пока будешь откла­ды­вать, вся жизнь и про­мчит­ся.

(3) Все у нас, Луци­лий, чужое, одно лишь вре­мя наше. Толь­ко вре­мя, усколь­заю­щее и теку­чее, дала нам во вла­де­нье при­ро­да, но и его кто хочет, тот и отни­ма­ет. Смерт­ные же глу­пы: полу­чив что-нибудь ничтож­ное, деше­вое и навер­ня­ка лег­ко воз­ме­сти­мое, они поз­во­ля­ют предъ­яв­лять себе счет; а вот те, кому уде­ли­ли вре­мя, не счи­та­ют себя долж­ни­ка­ми, хотя един­ст­вен­но времени и не возвратит даже знающий бла­го­дар­ность.

(4) Быть может, ты спросишь, как поступаю я, если смею тебя поучать? Признаюсь чисто­сер­деч­но: как рас­то­чи­тель, тщательный в подсчетах, я знаю, сколько растратил. Не могу сказать, что не теряю ничего, но сколько теряю, и почему, и как, скажу и назову при­чи­ны моей бедности. Дело со мною обстоит так же, как с боль­шин­ст­вом тех, кто не через соб­ст­вен­ный порок дошел до нищеты; все меня прощают, никто не помогает.

(5) Ну так что ж? По-моему, не беден тот, кому довольно и само­го мало­го остат­ка. Но ты уж луч­ше бере­ги свое досто­я­ние сей­час: ведь начать самое вре­мя! Как счи­та­ли наши предки, позд­но быть береж­ли­вым, когда оста­лось на доныш­ке. Да к тому же оста­ет­ся там не толь­ко мало, но и самое сквер­ное. Будь здо­ров.

ПРИМЕЧАНИЯ
Ср. Геси­од. Работы и дни, 369: «У дна смеш­на береж­ли­вость» [Здесь и далее, кроме особо ого­во­рен­ных слу­ча­ев, цитаты даны в пере­во­де соста­ви­те­ля ком­мен­та­ри­ев].

По изданию Хрестоматия по истории Древнего Рима. М.: Просвещение, 1979.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.