Сталинградская битва

В 2018 в России отмечают 75 лет со дня Сталинградской битвы
Сталинградская битва
Сталинградская битва

Великая Сталинградская битва проходила с 17 июля 1942 по 2 февраля 1943 г.  Ее делят на два периода: с 17 июля по 18 ноября 1942 – наступление немцев на Сталинград и бои в городе. 19 ноября 1942  – 2 февраля 1943 г. контрнаступление советских войск под Сталинградом, разгром, окружение и сдача немецкой группировки войск во главе с фельдмаршалом Паулюсом. Кратко о сути сражения : Сталингадская битва стала началом коренного перелома в ходе Второй мировой и Великой Отечественной войн.

Ниже представлена краткая история, ход Сталинградской битвы и материал о героях и полководцах великого сражения, воспоминания участников. Город-герой Волгоград (Сталинград) бережно хранит память о тех трагических событиях. В городе много музеев, посвященных Великой Отечественной войне. Один из них – Дом сержанта Павлова (Дом Солдатской Славы), который советские бойцы обороняли 58 дней. Для перечисления всех героев великой битвы не хватит и нескольких статей. Даже американцы сняли фильм об одном из героев Сталинграда – снайпере с Южного Урала Василии Зайцеве.

Материал может быть использован для проведения мероприятий, бесед, классных часов, лекций, викторин, квестов для детей и взрослых в библиотеке или школе, написания эссе,  докладов, рефератов, посвященных 3 декабря – Дню Неизвестного солдата или непосредственно Сталинградской битве. К 19 ноября опубликован ►сценарий к Дню ракетных войск и артиллерии.

ГРОЗНОЕ НЕБО СТАЛИНГРАДА

Сталинградская битва: история, герои, полководцы

Тема для вечера (автор – Алексей Горохов)
Подсчитайте, живые, 
Сколько сроку назад
Был на фронте впервые
Назван вдруг Сталинград.
Александр Твардовский

Летним утром 1965 года с трапа самолета местных воздушных линий, приземлившегося у станицы Боковской, что в Вешенском районе Ростовской области, сошла пожилая женщина. Прилетела она издалека, пересаживаясь с самолета на самолет в Минеральных Водах и Ростове.

Звали женщину Багжан Жайкеновой. Сопровождаемая внуками Аукеном и Алией, она предприняла трудное для ее преклонного возраста путешествие из Караганды в неведомые ей доселе края, чтобы поклониться праху своего двадцатилетнего сына Нуркена Абдирова, летчика- штурмовика, Героя Советского Союза, нашедшего вечный покой на донской земле.

Прослышал о гостье из Казахстана Михаил Александрович Шолохов, пригласил к себе, в Вешенскую. Долго беседовал писатель со старой Багжан. В конце встречи она попросила сфотографироваться всем вместе. Шолохов рассадил гостей на ступеньках крыльца, присел сам, а фотокорреспондент местной газеты сделал несколько снимков. Григорий Якимов, летавший по поручению карагандинских областных организаций вместе с Багжан Жайкеновой, включил позднее этот снимок в свою книгу «Пике в бессмертие» (Алма-Ата: Казахстан, 1973).

Григорий Якимов в предвоенные годы был начальником карагандинского аэроклуба. Здесь учился Нуркен Абдиров, который 19 декабря 1942 года в районе станицы Боковской направил свой подбитый штурмовик, как сказано в представлении на звание Героя Советского Союза, «…в гущу вражеских танков и погиб со своим экипажем смертью героя». Якимов собрал все, что связано с именем Абдирова, разыскал его однополчан, поднял архивные документы и, пожалуй, первым подробно рассказал о молодом казахском летчике, погибшем в разгар Сталинградской битвы.

Вот другой эпизод той героической поры. 9 января 1943 года семь штурмовиков Ил-2 под командованием капитана И. Бахтина из 622-го штурмового авиационного полка нанесли удар по аэродрому Сальска, одной из основных баз снабжения окруженных под Сталинградом гитлеровских войск.

Шесть раз под огнем вражеских зениток заходили летчики на цель и уничтожили 72 транспортных самолета. Они прекрасно знали, что накануне не удались две попытки прорваться к этому аэродрому… И в этот раз не обошлось без потерь двоим пилотам из семи не суждено было вернуться в полк.

Именно эта героическая страница битвы на Волге послужила основой первой книги Генриха Гофмана «Самолет подбит над целью» (М.: Воениздат, 1959). Известный ныне советский писатель, отметивший недавно шестидесятилетие, в годы войны сам летал на штурмовиках, в сорок четвертом году стал Героем Советского Союза. С действующими лицами своей документальной повести он был хорошо знаком, поскольку служил с ними в одном полку.

…Конечно, выхваченные из общего описания великого события, а именно к этому рангу относится разгром фашистских войск под Сталинградом, сорокалетие которого будет скоро отмечаться, приведенные выше факты могут показаться не столь уж значительными. Тем более, ежели речь идет о битве, внесшей коренной перелом в ход Великой Отечественной войны, о битве, в которую оказались втянутыми с той и другой стороны миллионы людей.

И тем не менее, именно из этих вот «мелочей» складывался тот массовый героизм, позволивший Красной Армии не только выстоять у стен Сталинграда, но и сломать гитлеровцам хребет.
Будущий писатель Иван Падерин служил в легендарной 62-й армии, в буквальном смысле прижатой немцами к обрывистому правому берегу Волги. В свой сборник «11а главном направлении» (М.: Советский писатель. 1978) Падерин среди других произведений включил повести «Отцовский наказ» о командующем армией В. И. Чуйкове и «В Сталинграде».

В последней он, в частности, писал: «Трудно столкнуть камень с огромной скалы, но когда он полетит, то у подножья не собрать и осколков. Сталинград та самая высокая точка войны, откуда мы столкнули фашистов. Им не удержаться теперь ни на Дону, ни на Днестре, ни на наших границах, а у Берлина от гитлеровской армии останутся только одни осколки».

Кстати сказать, И. Падерину принадлежит вышедшая в серии «Города-герои» книга «Волгоград. Страницы героической защиты города-героя 1942—1943» (М.: Политиздат, 1980). 

ВРАГ РВЕТСЯ К ВОЛГЕ

Сталинградская битва – первый период июль – ноябрь 1942 г.

Уточнить многие обстоятельства летне-осенних сражений 1942 года нам помогут произведения видных советских военачальников, уже у поминавшиеся в материалах, посвященных сорокалетию разгрома гитлеровских войск под Москвой (Библиотекарь, 1981, № 12). Я имею в виду «Дело всей жизни» А. М. Василевского (М.: Политиздат, 1975), «Воспоминания и размышления» Г. К. Жукова (М.: АПН, 1969), «Солдатский долг» К. К. Рокоссовского (М.: Воениздат, 1968).

К этому перечню добавим воспоминания бывшего командующего Сталинградским и Юго-Восточным фронтами А. И. Еременко «Сталинград» (М.: Воениздат, 1961), мемуары командующего 62-й армией В. И. Чуйкова « Нача­ло пути» (М.: Воениздат, 1962), записки С. А. Красовского, командующего 17-й воздушной армией, которая действовала в составе Юго-Западного фронта и в которой воевал летчик-штурмовик Нуркен Абдиров. Книга С. А. Красовского называется «Жизнь в авиации» (М.: Воениздат, 1968).

Каковы же были планы германского командования на лето 1942 года? А. М. Василевский пишет:

«Летним наступлением гитлеровцы рассчитывали добиться не только переломных военно-стратегических результатов, но и парализовать экономику Советского государства. Они полагали, что в результате решительного наступления на кавказском и сталинградском направлениях, после захвата кавказской нефти, донецкой индустрии, промышленности Сталинграда, с выходом на Волгу и после того, как им удастся лишить нас связи с внешним миром через Иран, они добьются необходимых предпосылок для разгрома Советского Союза».

В директиве № 41 от 5 апреля 1942 г ода Гитлер поставил задачу овладеть инициативой, утраченной в результате поражения под Москвой, «окончательно уничтожить живую силу, остающуюся еще в распоряжении Советов, лишить русских возможно большего количества военно-экономических центров».

В свою очередь Советское Верховное Главнокомандование на лето 1942 года планировало несколько наступательных операций, главная из которых намечалась на харьковском направлении. Причем в Ставке ВГК рассчитывали на одновременные удары союзников англо-американских войск по Германии с запада. Этого, как известно, не произошло. Под Харьковом советские войска постигла неудача. Тяжелая обстановка сложилась в Крыму. От наступательных операций пришлось отказаться и перейти к обороне на всем советско- германском фронте.

В июне гитлеровцы вышли к Воронежу, верхнему течению Дона, захватили Донбасс. 9 июля немецкое командование разделило южную группировку своих войск на группы армий «А» и «Б» и бросило последнюю в прорыв в большую излучину Дона. 12 июля Ставка ВГК образовала Сталинградский фронт, в состав которого вошла 8-я воздушная армия генерала Т. Т. Хрюки- на.

14 июля Политбюро ЦК ВКП(б) объявило в Сталинградской области военное положение. А 28 июля был подписан и немедленно отправлен в войска приказ № 227 народного комиссара обороны И. В. Сталина, «один из самых сильных документов военных лет,— как его оценивал А. М. Василевский,— по глубине патриотического содержания, по степени эмоциональной напряженности». Смысл этого приказа сводился к главному: «…пора кончить отступление. Ни шагу назад!»

17 июля 1942 года начался оборонительный период Сталинградской битвы. 26 августа заместителем Верховного Главнокомандующего был назначен Г. К. Жуков. Через три дня он уже был в районе Сталинграда. Вот что он пишет в своей книге:

«Верховное Главнокомандование направляло в район Сталинграда все, что было возможно, за исключением вновь формируемых стратегических резервов, предназначенных для ведения дальнейшей борьбы. Принимались срочные меры по увеличению производства самолетов, танков, оружия, боеприпасов и других материальных средств, чтобы своевременно ввести их в дело разгрома вражеской группировки, вышедшей в район Сталинграда».


Вот цифры: с 1 по 20 августа под Сталинград из глубины страны было направлено 15 стрелковых дивизий и три танковых корпуса. Меры эти были весьма существенными, но далеко недостаточными, чтобы, как пишет А. М. Василевский, снять угрозу, нависшую над городом. 19 августа противник предпринял очередное наступление и 23 августа его войска прорвались к Волге севернее Сталинграда. В тот же день город был подвергнут варварской бомбардировке с воздуха.

На Г. К. Жукова Ставка возложила руководство всеми войсками, привлекавшимися к ликвидации прорвавшегося к Волге вра­га и восстановлению нарушенного фронта нашей обороны… Вот какая телеграмма на его имя поступила из Ставки ВГК 3 сентября:

«Положение со Сталинградом ухудшилось. Противник находится в трех верстах от Сталинграда. Сталинград могут взять сегодня или завтра, если северная группа войск не окажет немедленную помощь. Потребуйте от командующих войсками, стоящих к северу и северо-западу от Сталинграда, немедленно ударить по противнику и прийти на помощь к сталинградцам. Недопустимо никакое промедление. Промедление теперь равносильно преступлению. Всю авиацию бросьте на помощь Сталинграду. В самом Сталинграде авиации осталось очень мало».

Генерал-полковник авиации, дважды Герой Советского Союза В. Д. Лавриненков, воевавший под Сталинградом в составе 8-й воздушной армии, в книге «Возвращение в небо» (М.: Воениздат, 1974) отмечает:

«Особенно резко изменился Сталинград после страшного налета немецких бомбардировщиков 23 августа. Изменился — не то слово. Просто не стало того города, который мы знали. На его месте виднелись только обгоревшие коробки зданий да густыми клубами, закры­вая все на своем пути, стлался черный дым. Сердце сжалось от боли, когда я увидел это, вылетев на сопровождение «илов»…»

В той же 8-й воздушной армии была сформирована особая группа. В нее вошли 150-й бомбардировочный полк, возглавляемый И. Полбиным, и 434-й истребительный Героя Советского Союза И. Клещева. О боевой работе «полбинцев» рассказал в своей книге «Стальная эскадрилья» генерал-лейтенант авиации, Герой Советского Союза А. В, Жолу дев (М.: Воениздат’ 1972). Вот любопытное свидетельство из этих воспоминаний:

«Было видно, что враг еще силен, что у нас еще маловато и танков, и самолетов, что многие части недоукомплектованы. Но уже даже в такой напряженный момент, в период отступления наших войск, росла уверенность, что война подходит к какой-то невидимой пока грани, за которой последует крутой поворот».

Генерал-лейтенант авиации, Герой Советского Союза А. Ф. Семенов, воевавший в 434-м истребительном полку, в книге «На взлете» (М.: Воениздат, 1969) сообщает такие данные. Полк вторично прибыл под Сталинград 13 июля 1942 года. С 15 июля по 3 августа летчики полка произвели 827 боевых вылетов, сбили 55 самолетов противника, но и сами понесли значительные потери. И полк снова вывели в резерв для пополнения. Но уже в середине сентября эта часть в третий (!) раз прибыла под Сталинград. 

С 16 по 28 сентября летчики полка сбили семьдесят четыре немецких самолёта, а сами потеряли пятнадцать . Такова была на­пряженность воздушных боев.

«Жарко было в сталинградском небе,— пишет А. Семенов.— С утра до вечера оно дрожало от раскатистого гула авиационных моторов, перестука пушечных и пулеметных очередей, от глухих разрывов зенитных снарядов. Часто его прочерчивали дымные факелы: это падали сбитые самолеты — немецкие и наши. Но уже угадывался близкий перелом: еще несколько настойчивых усилий, и натиск вражеской авиации начнет спадать…»

С утра до захода солнца — полеты, полеты, полеты… Летчики знали — в горящем городе среди руин насмерть стоят пехотинцы. И сами дрались до последнего. И хотя 4-й воздушный флот люфтваффе, которым командовал генерал-полковник фон Рихтгофен, имел вплоть до нашего контрнаступления количественное преимущество в самолетах, хозяевами сталинградского неба фашистским лётчикам стать не удалось.

ОПЕРАЦИЯ «УРАН»

Сталинградская битва – второй период 19 ноября 1942 – 2 февраля 1943

Сталинградская битва
Сталинградская битва

С июля по ноябрь 1942 года немецко-фашистские войска в сражениях в районе Дона, Волги и в Сталинграде потеряли до 700 тысяч человек, более 1000 танков и около 1400 самолетов.

Тем временем советские войска завершали подготовку к грандиозной наступательной операции, получившей наименование «Уран». Смысл ее сводился к окружению и уничтожению втянувшейся в затяжные бои за Сталинград вражеской группировки. С севера удар должны были нанести войска вновь созданного Юго-Западного фронта, с юга — Сталинградского. Начало наступления назначили на 19 ноября.

Вспомним, как заканчивалась написанная в 1943—1944 годах повесть Константина Симонова «Дни и ночи»:

«Два фронта в эту зимнюю ночь, как две руки, сходившиеся по карте, двигались, все приближаясь друг к другу, готовые сомкнуться в донских степях к западу от Сталинграда. В этом охваченном ими пространстве, в их жестоких объятиях еще были немецкие корпуса и дивизии со штабами, генералами, дисциплиной, орудиями, танками, с посадочными площадками и самолетами, были сотни тысяч людей, еще, казалось, справедливо считавших себя силой и в то же время бывших уже не чем иным, как завтрашними мертвецами».

23 ноября кольцо окружения замкнулось.
Наступление поддерживали летчики 8-й, 16-й и 17-й воздушных армий. «Едва забрезжил рассвет,— вспоминал бывший командарм 17-й С. А. Красовский в своей книге,— как с аэродромов поднялись и взяли курс на позиции врага мелкие группы наших  бомбардировщиков, штурмовиков, истребителей.

К сожалению, погода была крайне неблагоприятной. Низкие серые облака висели над заснеженными полями, сверху падали хлопья снега, видимость оказалась очень плохой, и налеты с воздуха должного эффекта не дали. В первый день наступления почти бездействовала и авиация противника. Погода не улучшилась и на второй день, но все же летчики мелкими группами и в одиночку наносили у дары по вра­гу… Больше всего уделялось внимания самым крупным аэродромам врага…»

Погода все же улучшилась и воздушные бои разгорелись с новой силой. И немудрено. Ведь противник попытался организовать снабжение окруженной армии Паулюса по воздушному мосту. На совещании в ставке Геринг заверил Гитлера, что люфтваффе справится с этой задачей.

Под Сталинград были брошены лучшие эскадры немецких военно-воздушных сил, в том числе даже связной отряд Гитлера, а в кольцо окружения фашистское командование направило одну из лучших своих истребительных частей — эскадру «Удет» для прикрытия прибывающих транспортных самолетов.

Гитлер приказал доставлять в район Сталинграда ежесуточно примерно 300 тонн горючего, продовольствия и боеприпасов. Поэтому главной задачей советских летчиков на период воздушной блокады стало решительное уничтожение транспортных самолетов противника. Воздушный мост в зону окружения был сломан. Достаточно сказать, что за это время гитлеровцы потеряли более тысячи самолетов, причем около семисот — транспортных. Весьма подробно об осуществлении воздушной блокады армии Паулюса рассказывается в военно-исторических очерках «16-я воздушная» (М.: Воениздат, 1973) и «17-я воздушная армия в боях от Сталинграда до Вены» (М.: Воениздат, 1977).

Окруженные немецкие войска отчаянно дрались за каждую позицию. Упорство это питалось надеждами на скорое спасение: ведь из района Котельникова по внешнему фронту окружения ударила новая немецкая группа армий «Дон» под командованием генерал-фельдмаршала Манштейна. Танки Манштейна прорвали нашу оборону и находились уже в сорока километрах от Сталинграда.

В этот момент советское командование ввело в сражение усиленную 2-ю гвардейскую армию, хорошо оснащенную танками и артиллерией. Командовал армией Р. Я. Малиновский. Удар гвардейцев решил участь сражения в нашу пользу.
Именно эта страница Сталинградской битвы-легла в основу романа Юрия Бондарева «Горячий снег». Есть в романе такие строки:

«В то время как в высших немецких штабах все, казалось, было предопределено, разработано, утверждено и танковые дивизии Манштейна начали бои на прорыв из района Котельникова в истерзанный четырехмесячной битвой Сталинград, к замкнутой нашими фронтами в снегах и руинах более чем трехсоттысячной группировке генерал-полковника Паулюса, напряженно ждущей исхода,— в это время еще одна наша свежесформированная в тылу армия по приказу Ставки была брошена на юг через беспредельные степи навстречу армейской ударной группе “Гот” в состав которой входили 12 дивизий.

Действия и той, и другой стороны напоминали как бы чаши весов, на которые были теперь положены все возможности в сложившихся обстоятельствах».
Тем временем в успешное наступление перешли войска и Юго- Западного фронта. Судьба окруженных войск Паулюса оказалась решенной. 2 февраля 1943 года вражеская группировка была полностью ликвидирована.
Сталинградская битва завершилась.

…За сорок лет, прошедшие после битвы на Волге, наши библиотеки пополнились многими произведениями разного жанра, посвященными тем давним событиям. Даже перечислить их, конечно, нет никакой возможности. И все же еще две книги хотелось бы выделить из общего ряда. Одна из них — «Сталинград: уроки истории» (М.: Прогресс, 1980). В первой части книги собраны главы из воспоминаний советских военачальников Г. К. Жукова, А. М. Василевского, К. К. Рокоссовского.

Во второй читатель познакомится с фрагментами записок бывших гитлеровских военнослужащих из состава разгромленной у Сталинграда 6-й армии.
Хотелось бы порекомендовать и сборник «Сталинградская эпопея» (М.: Наука, 1968). Его авторы — видные советские военачальники, активные участники Сталинградской битвы.

С большой достоверностью рассказывают они о событиях 1942- 1943 годов, о стойкости и массовом героизме советск их воинов, их за­мечательных моральных качествах, высоком наступательном порыве…

15 октября 1967 года, спустя 25 лет после Сталинградской битвы, в Волгограде состоялось торжественное открытие памятника-ансамбля в честь героических защитников волжской твердыни. Выступая на торжестве, Леонид Ильич Бреж­нев сказал: «Победа под Сталинградом была не просто победой, она была историческим подвигом.
А подлинная мера всякого подвига может быть справедливо оценена только тогда, когда мы до конца представим себе — среди каких трудностей, в какой обстановке он был совершен».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *